Национальный вид стиля

Дата: 2012-06-07 20:03
Национальный вид стиля

Парадную лестницу Национального художественного музея Украины украшают два живописных герба Миколы Маценко, иронического изобретателя новой государственной символики для нового государства. На одном — "геральдические" хряки, вставшие на дыбы, аки царственные львы, на другом — "геральдический" кукурузный початок, взвившийся в космические выси ракетой. Барочный язык эмблем, позволяющий уложить сложное повествование — например историю Украины от Хрущева до наших дней — в одну картинку, явлен нам тут во всем своем великолепии. Где имперские гербы — там и имперская роскошь: подле геральдических опусов Миколы Маценко выложены "Брильянты" Жанны Кадыровой, хоть и кафельные, зато каждый размером с хороший арбуз. Выставку, подобную "Мифу "Украинское барокко"" кураторов Галины Скляренко и Оксаны Баршиновой, трудно представить себе сегодня в стенах Третьяковки, осторожно предпочитающей монографические ретроспективы, или Русского музея, бесконечно льющего на головы зрителей какую-нибудь "воду в искусстве". И не только потому, что под стенами Третьяковки или Русского немедленно нарисовалась бы воинственная толпа духовно озабоченных "хоругвеносцев". Киевская выставка, сделанная, между прочим, без всякого ерничества и не ради утверждения жанра "современное искусство в традиционном музее" (под нее, и правда, отведен целый этаж в постоянной экспозиции),— это остроумная и культурологически добросовестная деконструкция ключевого понятия национальной истории искусства: украинское, оно же казацкое, барокко сквозь века, с XVII по XXI.

В первом зале, где всегда выставлен "Въезд Богдана Хмельницкого в Киев", помпезный исторический блокбастер Миколы Ивасюка, украинского Матейко или украинского Репина, только в отличие от Репина не ставшего эталоном соцреализма, а расстрелянного в 1937-м, собрана графика семи- и восьмидесятников во главе с Сергеем Якутовичем, художником-постановщиком бортковского "Тараса Бульбы". Они на разные голоса перепевают мотивы народной поэзии, мечутся в поисках национальной изобразительной идентичности между лубком и гуцульской иконой на стекле, между картинами с казаком-бандуристом, офортами Тараса Шевченко и витражами польского символизма, и неизменно обретают ее в чем-то неопределенном, чему лучшее имя — столь же смутный термин неясного происхождения: барокко.

В столице откроется новый парк в честь погибшего журналиста Артема Боровика
        В Москве в районе Марьино 10 ноября 2012 г. откроется новый парк - им. Артема Боровика. Об этом сообщает пресс-служба Юго-Восточного административного округа столицы.        Парк им. Артема Боровика был основан еще в 2000 г. на пересечении улиц Братиславской и


Вся выставка прокомментирована цитатами, и для зала Миколы Ивасюка выбрано изречение архитектора Дмитро Дяченко, также репрессированного в 1937-м за художественный национализм, то есть за любовь к украинскому барокко. "Если бы барокко не было, украинцы бы его сотворили... Барокко — украинская стихия",— пишет он в своем вельфлинианском сочинении "Барокко и украинский характер". "Националисту" Дяченко охотно веришь, особенно в Киеве, где барокко наперекор всему прорастает и на фасадах сталинских палаццо, сколько бы ни душили его в 1937-м борцы с украинским национализмом, и на фасадах панельных "хрущевок" и "брежневок", сколько бы ни искореняли сталинские излишества после постановления 1955-го. И если посмотреть на "Въезд Богдана Хмельницкого в Киев" через дяченковские очки, то под пеленой Сурикова начинают проступать контуры Рубенса и Веласкеса.

Все, что мы знали о барокко, но стеснялись спросить с украинского искусства, здесь спрошено. Вот барочная орнаментальность, переходящая цветочным узорочьем с фона на раму "Почаевской Богоматери", а оттуда — в эскизы скопецких мастериц, Ганны Собачко-Шостак и Параски Власенко. Вот барочная театральность, неожиданно расцветающая в кубизме и конструктивизме — в эскизах костюмов и декораций Александры Экстер, Вадима Меллера и Анатолия Петрицкого.

Линдси Лохан целуется с мамой по-взрослому
Празднуя день рождения своей матери Дианы Лохан, Линдсей неожиданно решила сделать сюрприз не только имениннице, но и папарацци. Заметив, что их снимают, Линдси поцеловала свою маму так, что это меньше всего было похоже на нежный поцелуй дочери. Судя по снимкам, поцелуй Линдси несколько смутил Диану, но одновременно и порадовал. Ведь еще совсе


Вот барочная телесность: она выступает дебелой "Святой Варварой" XVIII века, разряженной в пух и прах, как какая-нибудь веселая царица Елисавет. Или как висящая подле "Невеста" Федора Кричевского — будущего климтовского ученика, будущего противника бойчукистов и будущего создателя официальной национальной школы (он, учитель Татьяны Яблонской, вскоре после Второй мировой умрет в ссылке, обвиненный в коллаборационизме, умрет, по слухам, от голода — примерно тогда же, когда Яблонская писала "Хлеб", свой рубенсовский гимн плодородию украинской земли). Телесность как форма, повисшая в пустоте тяжеловесным нимбом "Солнца" Анатолия Твердого, что отделилось от какого-то воображаемого иконостаса. Телесность как аллегория в "Роксолане" Олега Тистола, назначившего легендарную супругу Сулеймана Великолепного на роль национального символа в своих "Украинских деньгах". Телесность страдающая и бренная, как в иконных "Страстях" и натюрмортах vanitas, в страждущих евангелистах скульптора-экспрессиониста XVIII века Сысоя Шалматова, как в кровавой феминистической "Юдифи" Влады Ралко и в снейдерсовских фотонатюрмортах с одолженными в морге трупами из "Книги мертвых" Арсена Савадова.

Барокко кроваво и любит красный, заливающий холсты Тиберия Сильваши. Это искусство переломных эпох: боец революции сложил голову на алом знамени "За власть Советов" у авангардиста Виктора Пальмова, алыми огнями то и дело вспыхивает Майдан в видео Стаса Волязловского и Макса Афанасьева. Барокко учено и играет метафорами, переводя образ в слово и обратно, будь то конклюзия конца XVII века, виньетка Георгия Нарбута или острота Вагрича Бахчаняна, пусть между книгами эмблемам Ивана Величковского и смайликовым SMS-art'ом Романа Минина дистанция в триста с лишним лет.

На Я-Корреспондент стартовал конкурс видео Radio and Juliet
В разделе Я-Корреспондент сайта Корреспондент.net стартовал конкурс видео, победители которого получат в подарок билетамы на премьеру балета Radio and Juliet, 19 ноября на сцене Национальной Оперы Украины.C1 по 17 ноября на странице конкурса все зарегистрированные пользователи Корреспондент.net могут загрузитьсвое видео на тему, почему именно Вы до


Барокко придворно, так что официозные иконы синодального периода, где святые изображены подле императоров и епископов, как будто преподобные строем явились на заседание Святейшего Правительствующего Синода, выглядят иконографическими предками кремлевского застолья с товарищем Сталиным, поднимающим тост "За великий советский народ" в одноименной махине Михайло Хмелько. Барокко продажно, признается Дмитро Шавыкин в веласкесовской шпалере "Климент Ворошилов принимает парад красного казачества" — с ним не спорит Павло Керестей, представивший в полиптихе "Художник, нарисуй мне картину" пять версий караваджиева "Нарцисса", на любой вкус.

У барокко своя особая география, метафорически уподобляющая человека пилигриму, а жизненный путь — странствию по миру. Запутанному, как "Лабиринт Украины" Юрия Соломко, и населенному чудищами вроде "Аркадских псоглавцев" Анатолия Степанченко, слепленных из воска и сот,— кинокефалами, обитающими в украинских степях, цивилизованную Европу пугали все кому не лень, от Геродота до Марко Поло. "Родина барокко — всюду и нигде, это один из этапов жизни форм",—напоминают нам слова Анри Фосийона в "географическом" зале — там, где каракули взвихренного барочного пейзажа футуриста Александра Богомазова зарифмованы с такими же каракулями "Китов" нового дикого романтика Олега Голосия. Выставка, заканчивающаяся разделом живописи украинского трансавангарда в качестве оглушительного аккорда, говорит, что в одной отдельно взятой стране этот этап растянулся на всю историю национальной школы.

Подождите, загрузка

Добавить комментарий:
Имя
Комментарий
семь вычесть три =

Категория: Культура